Сахарный Псеашхо

Как горы меняют людей

  • Покупка
  • Регистрация на рейс
  • Мои бронирования
  • Статус рейса
  •  
Поменять местами
Выберите даты
1 0 0
  • Авиа
  • Отели
  • Авто
  • Трансфер

В прошлом году мы публиковали статью о восхождении на Эльбрус. А недавно редакция Блога S7 получила от читательницы Ангелины Коневой письмо-историю о своем первом знакомстве с высокогорным Кавказом. Собирайся вместе с ней в поход, чтобы прочувствовать эти эмоции, дождь, туман и ветер на вершине.

Вы задумывались, почему один человек сказал, а другие подхватили и сделали цитатой «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал»? Теперь в эту фразу уже не вставишь «море» или «океан», хотя к ним тоже хочется возвращаться. Горная болезнь — особенная, ее легко подцепить, а способа вылечиться нет. Когда вы стоите на вершине, не понимая, почему так красиво, и выглядите как на картинке из Pinterest — развевающиеся волосы, раскинутые руки, готовые обнять весь мир, — то считайте, что вы уже больны: вирус встроил свою ДНК в хромосомы ваших клеток и вы будете с этим жить, обретая временное исцеление в горах.

Первое утро

«Давай я тебя сфотографирую — счастливую, свежую. И в пути буду напоминать, что ты была такой»! С этими словами начался мой поход. На спине — рюкзак, за спиной — город. Я знала, что будет тяжело. Готовилась и морально, и физически. Представляла, как из последних сил продолжаю идти, скрипя зубами, с достоинством преодолевая все трудности. Но я не знала, что трудно будет уже через 15 минут, и что подведет меня не тело.

Чтобы дойти до места, где дорога резко уходит вверх, превращаясь в узкую тропинку среди густых зарослей, нужно было преодолеть небольшой участок с выкопанными поперек рвами — своеобразную полосу препятствий. Идти было легко. Поэтому, когда мы вошли в лес, ничего не изменилось: я не сбавляла темп, не следила за уже начинающим сбиваться дыханием. Когда в глазах потемнело, а уши заложило, я остановилась и обняла ближайшее дерево. Во мне были лишь злость на себя и бесконечные «Ну почему?». Почему я всех торможу, почему не могу нормально дышать, почему тошнит и почему от слабости хочется упасть и лежать? Оставшийся путь по лесу я преодолевала с трудом: переставляла ноги, смотрела невидящим взглядом только перед собой, все так же задыхалась, по-прежнему не сумев поймать ритм — зрелище печальное.

Спустя полчаса мы нашли решение, как поднять давление и боевой дух — согрелись настойкой. Рюкзак сразу стал легче на пару килограмм, а одна из подбадривающих фраз отложилась в памяти и помогала мне все дни похода: «Сейчас ты отдаешь горам свои силы, чтобы потом получить еще больше».

Ощущать счастье в тот день получалось лишь в короткие мгновения остановок, когда переводила дыхание, озиралась вокруг, быстро делала несколько кадров, чтобы потом пересматривать их и убеждать себя в том, что я действительно это видела.

Забегу вперед и скажу, что спустя пару дней стало совсем легко. Организм перестроился, я научилась правильно дышать и нашла свой темп. Добавлю также, что спускаться мне понравилось намного больше. Например, обратный путь именно на этом участке я уже преодолела бегом.

Первый день

Я не следила за временем, но мне казалось, что до лагеря мы шли почти весь день. После того резкого подъема большая часть маршрута все еще была впереди, как и все самые прекрасные виды.

Первый долгий привал мы устроили возле ручья. Он брал начало где-то вдалеке, весело бежал к нам по камням, создавал по пути маленькие водопады, под которые только и надо было, что подставлять ладошки и утолять жажду. Ледниковая талая вода показалась мне самой вкусной на свете. Ею невозможно напиться, но она освежает и кажется ценнейшим подарком природы. А дальше — снова рюкзаки на спины — и вперед, до следующего ручья, в котором можно окунуться и за минуту возродить свое тело, забыв о пройденных шагах.

После третьего ручья мы разделились. Самые выносливые ушли вперед разбивать лагерь. Я и еще несколько человек не спеша продолжили свой путь по узкой тропинке среди травы, скрывающей нас иногда с головой.

Знаете, что самое интересное? В моменты усталости я шла без единой мысли в голове. Просто смотрела вниз, куда поставить ногу, следила за кроссовками, как они методично сменяли друг друга. Шаг. Еще шаг. Снова и снова. Когда кто-нибудь рядом говорит, что скоро привал, сознание включается и появляется желание дойти, сбросить с плеч рюкзак и упасть на землю. Лежать на мягкой траве и ничего не делать, не окунаться в ручей, не бегать и искать ракурсы, а просто лежать без единой мысли. За весь путь мне так и не удалось это сделать кроме момента, когда мы, наконец, дошли.

Тропа завернула за холм — и я увидела, что от лагеря нас отделяет река. Ребята уже успели поставить палатки, и теперь эти цветные точки служили ориентирами. Тропа побежала вниз, а вместе с ней и мы. От одной мысли, что все позади, рюкзак стал предательски тяжелее, а ноги — слабее. Надо еще перейти реку по камням, а потом снова вскарабкаться вверх. Эти последние шаги ни с чем не сравнить. Как и то ощущение, когда наконец-таки сбрасываешь рюкзак как минимум на сутки, падаешь в траву и лежишь до тех пор, пока не понимаешь, что упала на колючку.

Первая ночь

Шапки, шерстяные носки, теплые куртки — и вот мы уже уютно устроились на траве, в обнимку, словно на последнем ряду в кинотеатре в ожидании сеанса. Вот Млечный Путь, вот Большая Медведица, а где-то ковшик поменьше — Малая. На этом познания в астрологии исчерпаны. Ах, нет, еще вспоминаешь про Орион! Но кто помнит, как он выглядел на коробке с печеньем?

И тут началось! «Вы видели?». Если нет, то выбираешь себе на небе кусок и «контролируешь» его, ожидая, что именно там на секунду появится заветный яркий росчерк. И снова: «Вы видели?», «Вон там сразу две!». Рассуждения о других галактиках прерываются протяжным дружным «Вау!». В это время метеор вошел в атмосферу и след от столкновения, будто огненный шлейф, растянулся на небе и замер на несколько секунд.

Кстати, загадать желание у меня так и не получилось. Конечно, самые важные были подготовлены заранее и кратко сформулированы, но в те моменты я забывала, кто я и что делаю на этой планете. Зато теперь я точно знаю, что раз уж во Вселенной есть такое волшебство, то наши желания непременно исполнятся!

Восхождение

В то утро после завтрака мы захватили с собой воду, немного еды и отправились покорять вершину. Гора, на которую мы забирались, будто рассыпалась под нами. Мы думали, по этой причине ее назвали Сахарной. Но, оказывается, все гораздо проще: в пирамидки подобной формы, как эта гора, раньше прессовали сахар.

Трудно описать процесс восхождения, особенно последние десятки метров, когда сил остается мало, камни улетают из-под ног и передвигаться надо максимально быстро, чтобы не застыть на месте от страха, вцепившись в какой-нибудь выступ. Но как только ты видишь чью-то руку, «отбиваешь пять», понимаешь, что достиг своей цели, тебя накрывает волна эмоций, смывающая всю усталость последних часов. Уже после, в городе, спрятав рюкзак на верхней полке, я узнала об Анатолии Букрееве и его фразе: «Гору нельзя покорить, с ней можно только сравниться». А тогда, стоя на вершине в 3188 метров, я чувствовала себя настоящим покорителем высоты. Думаю, именно тогда я и подцепила горную болезнь.

Спуск

Мы покидали лагерь. Пошел дождь, и шел он с нами почти весь путь. Было холодно, а теплую одежду надо беречь, поэтому я шла в шортах и футболке. Моя правая нога промокла сразу — соскочила с камня и окунулась в реку. Высокая трава только в первый день больно била по лицу, по ногам и рукам, а теперь мягко гладила. Искусственный дождевик не давал дышать, но спасал от воды и немного согревал, превращая меня в улитку с домиком-рюкзаком. Ветер порывисто бежал нам навстречу и мы обнимались.

Последнюю ночь решено было провести на Семиозерье. Мы поставили палатки, кто-то начал готовить ужин, а кто-то попытался запустить кайт. К вечеру спустился туман. Я бегала между озерами, стараясь снять как можно больше, но за природой не успеть. Сначала туман грузно свисал над горами, а потом будто пар от дыхания сказочного чудища проплыл над землей куда-то вдаль. Я ушла за ним погулять по долине, собрать немного черники на завтрак и сделать еще сотню фото.

Первый день дома

Первые несколько часов после возвращения в город я отказывалась воспринимать реальность. Шагая по пыли от канатной дороги, подмечала недостатки города. «Под раздачу» первым попал воздух — как им вообще можно дышать?

Следующие несколько недель после гор я старалась менять свою реальность, перенимая «горные» привычки. Я не ела сладкое, поменяла отношение к еде в целом (до сих пор с трепетом вспоминаю шпроты на белом хлебе на высоте 3188 метров). Принимала холодный душ, экономила воду. Старалась сохранить все переживания или трансформировать их в слова. К сожалению, многие привычки ушли, но ощущение того, что природа — наш дом, все еще со мной. Эти мысли рождаются и запоминаются, стоит только пожить внутри этой красоты хотя бы несколько дней. Увидеть, как вечером опускается туман, как природа погружается в сон и как просыпается вновь. Отдать все свои силы этим местам и получить в несколько раз больше. И твердить про себя, что «лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал».